Всё в мире изменил прогресс.
Как быть? Меняется и бес 

© Иоганн Гёте, Фауст

Время стремительно меняет картину мира и место старых традиций занимают новые.
Еще лет сто назад преддверие Рождества у многих европейских народов традиционно было связано с двумя мифологическими персонажами – Санта Клаусом  и Крампусом. Дружным тандемом они посещали всех детей в начале декабря.
Первый из них во время своих визитов обычно одаривал хороших детей, второй приходил к тем, кто не отличался послушанием и добрым нравом.

В сопровождении эльфов сегодняшний Санта  лихо несется по небу на оленях, раздавая рождественские подарки…
Между тем, род он ведет от реального исторического персонажа, Святого Николауса, епископа из Миры (в русской традиции — Николай-чудотворец), который и вовсе никак не связан с праздником Рождества. Родился он, согласно легенде, в зажиточной купеческой семье в первой половине III века н.э. и посвятил всю свою жизнь филантропии и защите христианских  ценностей. После смерти своих родителей Николаус, унаследовав немалое состояние, отдал его на благотворительные нужды. За праведный нрав и многочисленные добродетели жители Миры избрали его епископом. С именем Святого Николауса связаны многие легенды.

С XVII века святой Николай считается покровителем детей. Во многих уголках Европы по сей день соблюдают старую добрую традицию одаривать детей в день памяти Святого Николауса, 6 декабря, а Рождество отмечать праздничным семейным ужином. Обычай дарить рождественские подарки от Санты 25 декабря родился позже.  В ней много общего с праздником Святого Николауса: ночной визит, носок у камина для сладостей, красно-белые леденцы в форме посоха с закрученным верхом.

Вся мифология традиционно построена на оппозициях: добро – зло, свет – тьма, тепло – холод. Разумеется, в рождественском фольклоре и у добрейшего Санты есть антипод, его Тень и спутник, рогатый Крампус. Символ злых духов зимы своим страшным видом напоминал о неизбежности наступления долгого, холодного и неуютного времени года.
Старинные языческие легенды о крампусах живы по сей день в Австрии, Германии, Венгрии и северной Италии, они связаны с приходом зимы и убыванием светового дня. Сказания описывали их как нечисть ужасной наружности с горящими глазами и жуткими зубами. Мохнатый бес, снабженный длинными рогами, когтями и языком, ежегодно вновь появлялся в преддверии рождественских праздников, играя свою сакраментальную роль.

Крампус традиционно сопровождал Святого Николауса в декабрьском турне, пугая своим видом непослушных капризных детей. Предания гласят, что он хватал и заталкивал озорника в свой мешок, затем уносил в пещеру, чтобы там наказать розгами, заковать в цепи или даже поужинать проказником в финале.

Часто Крампуса изображали с мешком и связкой позолоченных розг. Их вместо подарков родители обещали своим непослушным чадам.
Кроме того, этому демоноподобному существу приписывали роль искусителя: он коварно увлекал женщин в мир рискованных эротических фантазий.
Собственно Крампус — это вариация древнего Рогатого Бога, Пана, отсюда и поверье о том, что он нападает на женщин с определенными намерениями.

Имя Крампус (Krampus), по одной из версий, произошло от слова “коготь” старогерманских диалектов  – Krampen. По другой версии, krampus означало – «высушенный”, “безжизненный”. Так называлось в альпийских регионах зимнее лакомство в виде фигурок из сухофруктов.
По сей день, в основном в альпийских регионах, сохранилось  празднество, посвященное рогатому антиподу Санты. Шумное веселое представление начинается с наступлением темноты. Множество ряженых в звериные шкуры и жуткие маски с рогами и клыками увешаны цепями, коровьими бубенцами и прочими погремушками. Они пристают к прохожим, пугают детей, привнося в жизнь на улицах шум и неразбериху. Крампусиана празднуется 4-6 декабря.

Занимательно, что подобные фольклорные мотивы встречаются и у других народов. Выразительный фактурный гоголевский Черт в «Вечерах на хуторе близ Диканьки», резвящийся в ночь перед Рождеством, представляет собой архетип хаотичного злого антигероя славянских сказаний. И на Кавказе до сих пор в некоторых регионах в эти дни можно встретить ряженых чертями подростков, пугающих прохожих и вымогающих у них сладкую дань.
Все как обычно: метафора Зла привлекает внимание и выпуклая колоритная фигура Крампуса кажется значительно более интересной, чем благостные одномерные персонажи Рождественской сказки.

Крампус не стареет и не отстает от хода времени, он лишь меняет обличья. Если внимательно присмотреться, то при желании можно порой заметить, что и сегодня его рогатая тень маячит где-то за вашим левым плечом.

А кого ожидаете на сей раз вы?

© Tamta Rot, 2014

037_krampus_avatar